НашаПолитика

Косачев рассказал, какой политики будет придерживаться Россия в 2018 году

Косачев рассказал, какой политики будет придерживаться Россия в 2018 году

Россия в наступившем году продолжит политику выстраивания многополярного мира, без искусственного выбора между Западом и Востоком. Внешнеполитический итог 2017 года для России стал позитивным, считает глава международного комитета Совфеда Константин Косачев.

“Канун Нового года – время подведения итогов, подсчета прихода и ухода за уходящий год. Каким выглядит “баланс” 2017 с точки зрения внешнеполитической “бухгалтерии”? Что в активе, что в пассиве, с чем входим в 2018 год?”, — сказал Косачев.

Для России в целом, полагает сенатор, именно в ушедшем году окончательно оформилась, можно сказать, “новая философия внешней политики”, которая будет определять мотивы многих наших действий в среднесрочной перспективе. При этом парламентарий напомнил, что в недавно опубликованной стратегии национальной безопасности США Россию наряду с Китаем назвали “ревизионистскими державами”, и в этом, на его взгляд, принципиальное непонимание ситуации.

“Россия отказалась от модели поведения на международной арене, которую можно назвать “пост-холодновоенной”. То есть сформировавшейся по итогам многолетнего противостояния двух блоков, во главе одного из которых была наша страна. И на протяжении более чем двух десятилетий мы были сконцентрированы на отношениях с Западом, пытаясь в диалоге с ним выстроить новую архитектуру безопасности и параметры партнерства”, — добавил политик. Эта модель к концу прошлого десятилетия зашла в тупик, который был обозначен категорическим отказом Запада в принципе обсуждать проект любого договора о новой архитектуре безопасности, сказал Косачев.

Путь без конфронтации

В итоге Россия пошла иным путем, но не путем конфронтации, и даже не смены ориентации с Запада на Восток, отметил политик. “Не отказываясь от идеи перспективного партнерства с Евросоюзом и приняв решение о сопряжении ЕАЭС и китайского проекта “Один пояс – один путь”, Россия предложила идею большого евразийского партнёрства, продемонстрировав тем самым стратегическое мышление державы нового века”, — подчеркнул он.

В активе России, конечно же, успех сирийской операции, сказал глава комитета СФ. “Ее значение не только в разгроме террористического квази-государства, располагавшего к 2015 году вооруженными силами, экономикой, идеологией и даже территорией. Инициативная политика России, сумевшей привлечь к урегулированию таких важных и разных региональных игроков, как Иран и Турция в какой-то мере подвела черту под эпохой однополярного мира”, — отметил законодатель. Он полагает, что сегодня уже невозможны авантюры вроде иракской или ливийской начала этого века, которые, несмотря на их полную противоправность, считались чуть ли не нормой: Западу, мол, все можно. “Уже нельзя, доказано в Сирии”, — подчеркнул Косачев.

Безусловно, возросшая роль России в международных, причем не только в региональных делах – “заслуга” провалившихся санкций Запада. “Он не достиг своих целей – изменить поведение России (на более послушное по образцу комфортных 90-х), преодолеть украинский кризис (в отношении которого санкции в принципе не могли сработать, поскольку применяются не к тому субъекту), вызвать тотальную дестабилизацию самой России изнутри для включения проверенного “майданного” сценария. Расчет провалился – грубое давление вызвало не взрыв, а консолидацию российского общества”, — сказал сенатор.

Загнав себя в санкционную ловушку, Запад остро нуждается либо в подтверждениях эффективности мер, либо хотя бы в униженных просьбах России об их отмене, считает Косачев. “Не получив ни того, ни другого, именно европейцы никак не могут найти выход без потери лица из искусственно созданного ими же тупика”, — добавил парламентарий.

Не оправдавшиеся ожидания

В “пассиве” 2017 года – новая внешняя политика администрации президента США Дональда Трампа. “Америка утонула во внутренних разбирательствах, в которых сформировалось два центра силы. Причем, что удивительно, оба почти равнозначно влияют на внешнюю политику страны”, — пояснил Косачев. В итоге вместо внятной политики мы видим “какие-то хаотичные метания на мировой арене, импульсивные внешнеполитические шаги, заявления, противоречащие документам, и документы, противоречащие предвыборной программе президента”, сказал сенатор, отметив, что пока непонятно, как долго это будет продолжаться и чем закончится.

“В глубоком пассиве – украинское урегулирование. Однако здесь проблема, можно сказать, методологическая. Была предложена конкретная логика урегулирования конфликта в виде минских соглашений и соответствующего поэтапного плана действий по их реализации, предусматривавшего определенные действия со стороны Киева, Донецка и Луганска”, — напомнил политик.

Но после этого украинские власти пришли к выводу, что им намного выгоднее представить внутренний конфликт как внешнюю агрессию, а решающей стала позиция США и Евросоюза, которые вместо понуждения Киева к выполнению минских соглашений поддержали эту пропагандистски более выгодную версию и ввели санкции против России, подчеркнул законодатель. В итоге мы имеем когнитивный диссонанс: Запад тратит огромные усилия на “урегулирование” несуществующего конфликта, давя на Россию, но отказывается решать реальный, о котором говорится в минских соглашениях, что привело в тупик, добавил Косачев.

По его словам, не получилось и нормализовать отношения с ПАСЕ, которую наша делегация была вынуждена покинуть после принятия Ассамблеей откровенно дискриминационных решений, согласно которым РФ предлагалось молча присутствовать на заседаниях. “Русофобская инициативная группа внутри ПАСЕ чувствует себя победителем на развалинах некогда универсальной парламентской европейской структуры. Однако, конечно же, это не пошло на пользу ни Совету Европы, ни его Парламентской ассамблее. Еще один тупик, который мы, увы, берем с собой в 2018 год, однако важно уже то, что он стал очевидным для большинства вменяемых политиков в Совете Европы и в ПАСЕ”, — добавил он.

Межпарламентские связи

При этом большой плюс парламентской дипломатии в том, что она не ограничена рамками одних и тех же структур. “И поэтому на фоне фактического паралича парламентских ассамблей Совета Европы и ОБСЕ, где правят бал западники, прорывным стало участие России в работе таких универсальных и авторитетных структур, как Межпарламентский союз (МПС) или Азиатско-Тихоокеанский парламентский форум (АТПФ). Демонстрацией провала политики “изоляции” России стало проведение 14-18 октября 2017 года Ассамблеи МПС в Санкт-Петербурге”, — отметил Косачев.

Сенатор подчеркнул, что в нашу северную столицу прибыли делегации из 160 стран, в работе Ассамблеи приняли участие более 2500 человек, из них — 856 парламентариев, в том числе 87 глав палат парламентов. “Петербург стал в октябре, без преувеличения, столицей мирового парламентаризма”, — считает политик.

Активно развивается и парламентское измерение СНГ, БРИКС, ШОС, ЕАЭС, формируя необходимую законодательную и общественную поддержку интеграционным процессам с участием России. И это, конечно же, тот актив, который российские парламентарии с удовольствием берут с собой в 2018 год, сказал Косачев.

“Эффективное участие России в международных парламентских структурах, которые не стали жертвами “пиратских” захватов западными русофобами, несомненно, повышает авторитет России. Однако и мы, в свою очередь, будем делать все возможное, чтобы роль этих организаций в решении ключевых мировых проблем неуклонно росла”, — отметил он. В частности, именно по инициативе России в рамках Исполкома МПС была сформирована рабочая группа по Сирии, где рассматриваются ключевые проблемы сирийского мирного процесса с участием делегаций всех заинтересованных стран.

“Увы, по-прежнему сохраняются такие крайне негативные явления на пространстве парламентской дипломатии, как именные санкции против парламентариев, глубоко антидемократические по своей сути – ведь речь идет не о госчиновниках, а о политиках, представляющих своих избирателей. Как сохраняются и тупики в отношениях с конгрессом США и с Европарламентом, ставших генераторами санкций и иных антироссийских инициатив”, — констатировал сенатор.

Но даже в этих неблагоприятных условиях отечественной парламентской дипломатии удается налаживать продуктивный диалог на двусторонней основе с некоторыми из стран, применивших санкции против России, сказал Косачев. “Так, совместно с коллегами из Сената Франции мы работаем над совместным докладом о состоянии российско-французских отношений, после того, как ранее впервые в истории наших отношений каждая из сторон подготовила собственный доклад на эту тему”, — пояснил парламентарий.

Региональное сотрудничество

Кроме того, в Совете Федерации создан и весьма активно работает Консультативный совет по содействию российско-японскому межпарламентскому и межрегиональному сотрудничеству, сказал глава комитета СФ. “Именно в поддержке международного сотрудничества российских регионов мы видим еще один важный внешнеполитический и внешнеэкономический ресурс, весьма эффективный в условиях санкций”, — отметил сенатор. В этом смысле очень важным достижением уходящего года он считает принятие закона “Об основах приграничного сотрудничества”. Это существенная поддержка субъектам Российской Федерации в развитии их сотрудничества с соседями, уверен политик.

“В целом, на мой взгляд, “баланс-2017” для нашей страны и непосредственно для Совета Федерации выглядит вполне позитивным. И это – тот самый фундамент, на котором мы сможем строить нашу работу в наступающем 2018 году. От наших усилий во многом зависит, каким он станет для нашей страны и для всего мира. Убежден, “баланс 2018″ также будет со знаком плюс для России”, — заключил Косачев.

Теги
источник
Показать больше

Похожие новости

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *